Поиск по дате:

02 Июля
июля 2020
ПВСЧПСВ
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статьи

Восстание на броненосце «Потемкин» произошло 115 лет назад и более всего известно по одноименному фильму Сергея Эйзенштейна. Знаменитая сцена расстрела на Потемкинской лестнице в реальности не происходила, однако при этом вошла в классику мирового кино. Восстание  с корабля перекинулось на Одессу, где привело к гигантскому пожару,  столкновениям, стрельбе, взрывам и обстрелам города артиллерией. В Одессу в те горячие дни посылал своего гонца Ленин, а царь Николай Второй телеграфировал жестоко и быстро разобраться с восставшими. Журналист «Одесса-Медиа» попытался разобраться, что же происходило в нашем городе в те дни 115 лет назад.

В 1905 году в разных уголках империи полыхала первая русская революция. Бедственное положение рабочих и крестьян, расстрел шедшей к царю демонстрации («Кровавое воскресенье»), большевистская агитация и фактический разгром русского флота в войне с Японией привели к тому, что в крупных промышленных городах вспыхивали восстания. Не стала исключением и Одесса – в нашем городе полыхала всеобщая забастовка, на улицах было неспокойно. В Одессе, помимо большевиков, были сильны и анархисты, которые не боялись браться за револьверы и бомбы. На улицах то тут, то там, присланные в город для его усмирения казаки, стреляли в толпу, а из толпы стреляли в них. Еврейская самооборона была занята срочным формированием отрядов и попытками найти оружие - в ожидании еврейских погромов. В общем и целом обстановка в городе в июне 1905 года была накалена.

Тем времен из Севастополя в район Тендровской косы пришел броненосец «Потемкин». По тем временам это был современный, хорошо вооруженный корабль, один из мощнейших в водах Черного моря. Эпоха дредноутов наступила чуть позже, а тогда в морях еще властвовали броненосцы, которые можно сравнить с нынешними большими ракетными крейсерами. Калибр самых крупных орудий около 300 миллиметров, стрельба на 10-15 километров – по сути это была гигантская неуязвимая плавучая батарея, обшитая металлом. Целая артиллерийская часть с экипажем более пятисот человек. На «Потемкине Таврическом» их было вообще около восьмисот. История бунта хорошо известна и описана, поэтому стоит остановиться только на нескольких любопытных деталях. Мятеж начался из-за червей в борще. Причем были это не дождевые черви, а личинки мух, опарыши. Судя по всему, централизованного снабжения флота тогда не существовало, так как ставшее причиной бунта мясо покупал посланный офицер. Он зашел на одесском рынке к знакомому купцу. Было видно, что мясо испортилось (на дворе стоял июнь), однако в тот момент многие лавки были закрыты из-за забастовок, особого выбора не было, взяли то, что было.

potemkin1

Броненосец «Князь Потемкин-Таврический»

К слову, мясо с червями или просто подгнившее в те годы на флоте не было особой неожиданностью. Основная причина этого банальна – еще не появились холодильные установки. Моряки месяцами во время длинных переходов питались солониной и галетами – сухими лепешками. Служба на флоте вообще была достаточно тяжелой. Видимо поэтому на крупных флотах и выдавали алкоголь – чтобы моряк хоть как-то мог скрасить свое пребывание на борту, и не устроил бунт. Британцы до 1970 года раздавали своим военным морякам разбавленный ром, а вот на броненосце «Потемкин» желающим выдавали водку. Естественно, только раз в день и в ограниченном объеме. Правда, не стоит забывать, что вода тоже портилась, а потому ее нередко заменяли алкоголем. 

Во время бунта все сошлось – и черви в мясе, и то, что судовой врач дважды признал мясо годным, и то что экипаж был разложен революционной пропагандой, ну и общая ситуация в стране и на флоте в тот момент. Некоторые указывают и на то, что как раз перед бунтом морякам выдали водку. После мятежа и убийства части офицеров, «Потемкин» взял курс на Одессу – от района Тендровской косы, куда он изначально пришел на стрельбы. С ним шел сопровождающий его миноносец, который был захвачен командой «Потемкина».

В Одессу команда пошла, во-первых, чтобы пополнить запасы продовольствия и угля, во-вторых, опасаясь скорого прихода к Тендровской косе всего Черноморского флота. Рано утром броненосец прибыл на рейд Одесского порта. Там был найден уголь, после чего тело убитого во время бунта матроса Вакаленчука перевезли на берег. Это тот самый матрос, в честь которого уже в советские годы переименовали Деволановский спуск, а памятник Вакуленчуку до сих пор стоит на Таможенной площади – рядом с перенесенным туда памятником морякам броненосца.

Местные власти, похоже, растерялись. Они пытались понять, что происходит, после чего самоустранились. О шоке от произошедшего можно судить по записи в дневнике царя Николая Второго: «Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Князь Потемкин-Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится!»

Впрочем, сам царь чуть позже приказал принять самые решительные меры.

А на Новом молу, где был выставлен гроб с телом матроса, проходили прощание с ним и стихийный митинг. Новый мол был в те годы расположен на месте нынешнего Морвокзала, то есть напротив Потемкинской лестницы. Там разгружали и грузили уголь и керосин, неподалеку были угольные склады. Толпа туда все прибывала. Тут нужно маленькое пояснение – в те годы порты еще не были режимными территориями и туда могли пройти все, кто угодно. Полиция же среагировала поздно, а потом вообще устранилась от происходящего.

О событиях в порту оставил свои воспоминания тогда еще будущий писатель Евгений Замятин. Известный в эмиграции автор книг, он в 1905 году прибыл на пароходе из Египта в Одессу и описал происходившие события – похороны, беспорядки, грандиозный пожар и расстрелы. В 1913 году он написал рассказ «Три дня» о том, что видел. Слово Замятину: «В толпе прорубилась какая-то просека, уличка. По ней двигались вперед, к непонятной цели, проходили обратно. И во всем этом был свой странный порядок.

   Пошли по этой живой уличке и мы с Григорием Васильичем. Вместе с медленными рядами двигались к голове мола. Вдруг впереди нас сбросили шапки. Стало совсем тихо и жутко.

   -- Ох, да вот он, вот он, батюшка... Красавец-то какой лежит, как живенький! -- запричитала рядом баба в платке.

   На самом конце мола на постланных флагах лежит матрос. Желтое, мертвое, спокойное лицо. Всегда страшные днем огоньки восковых свечей. Около -- говорят только шепотом. Два белых матроса, его товарищи, в изголовье. Сбоку, совсем близко, как сидела бы мать, сидит босяк -- опухшее, налитое лицо, лоб, перевязанный тряпкой. Босяк качает головой, морщится -- может быть, плачет.

   Кто он, зачем?

   Бросают деньги на тарелку возле покойника, отходят в сторону. Читаем издали приколотый к груди лежащего лист бумаги -- под солнцем очень белый. Видны только последние слова: "...за мою смерть».

Тем временем в Одессу продолжали прибывать войска из разных городов. Сохранились фотографии лагеря казаков у храма на Соборке, пошли слухи, что толпу в порту будут разгонять. На броненосце подняли красный флаг. И тут важна оговорка. В советские годы этот стяг отождествляли с революцией. Однако на тогдашнем военно-морском сигнальном языке красный флаг означал готовность к стрельбе. В данном случае это была угроза.

potemkin3

Казаки на Соборной площади

В порту тем временем скопилась толпа в тысячи человек, армия туда не заходила. А городская власть самоустранилась. В ретроспективе можно сказать, что у моряков с броненосца был шанс сделать Одессу столицей революции, высадив сразу же утром десант в город и захватив почту, телеграф и мосты. Неизвестно, правда, что в ходе последовавших боев от Одессы осталось бы. Однако моряки тянули. Забегая вперед – к высадке десанта и захвату города моряков призывал сам Ленин. Сидевший тогда в эмиграции товарищ Ульянов мгновенно почувствовал, какие перспективы могут открыться при восстании в городе, который тогда являлся южными воротами Российской империи и направил в Одессу гонца. Гонец спустя примерно 30 лет, в 1937 году, был расстрелян, однако до того успел оставить потомкам свои воспоминания о встрече с Лениным и поездке в Одессу.

Вот как Васильев-Южин описывал тот разговор: «По постановлению Центрального Комитета вы, товарищ Южин, должны возможно скорее, лучше всего завтра же, выехать в Одессу, — начал Ильич.

Я вспыхнул от радости:

— Готов ехать хоть сегодня! А какие задания?

— Задания очень серьезные. Вам известно, что броненосец «Потемкин» находится в Одессе. Есть опасения, что одесские товарищи не сумеют как следует использовать вспыхнувшее на нем восстание. Постарайтесь, во что бы то ни стало, попасть на броненосец, убедите матросов действовать решительно и быстро. Добейтесь, чтобы немедленно был сделан десант. В крайнем случае, не останавливайтесь перед бомбардировкой правительственных учреждений. Город нужно захватить в наши руки. Затем немедленно вооружите рабочих и самым решительным образом агитируйте среди крестьян. На эту работу бросьте, возможно, больше наличных сил одесской организации. В прокламациях и устно зовите крестьян захватывать помещичьи земли и соединяться с рабочими для общей борьбы. Союзу рабочих и крестьян в начавшейся борьбе я придаю огромное, исключительное значение».

Под конец разговора Ленин приказал захватить весь остальной Черноморский флот, а после этого послать за ним миноносец в Румынию. Видимо оттуда Ильич собирался прибыть в Одессу лично возглавить восстание.

Сам автор мемуаров скептически относился к одесскому пролетариату. Вот, что он пишет дальше:«Года за три до того я жил в районе Одессы и несколько знал тамошние условия и обстановку. Настоящих рабочих-пролетариев в торговой Одессе было сравнительно немного, а херсонские крестьяне, особенно вблизи Одессы, представляли собой далеко не надежный в революционном отношении элемент».

Пока Ленин строил в Швейцарии свои планы, ситуация в Одессе, особенно в порту, стремительно ухудшалась…

Продолжение следует.  

Автор: Максим Войтенко

Последние комментарии

Оцените статью:
  1. Опубликовать комментарий как Гость.

Оставить комментарий:

Оцените статью:
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария