100 влиятельных одесситов

Поиск по дате:

04 Декабря
декабря 2022
ПВСЧПСВ
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Новости

В понедельник перед особняком британского премьера на Даунинг-стрит, 10, в Лондоне выстроилось более сотни журналистов. Ждали объявления результатов выборов лидера Консервативной партии – ему (или ей) предстоит занять пост премьера. Ожидаемо, им оказалась "кандидат номер один" Лиз Трасс. Этот выбор несет в себе немало скрытых вызовов для Европы в целом, Германии и Украины – в частности.

VESTI узнали, какими будут первые решения Лиз Трасс в офисе и чего от них ждать.

Был Борис, а станет – Лиз

Борис Джонсон, уходящий в отставку премьер, прибыл к собственной резиденции с красным чемоданчиком. В таких традиционно носят официальные бумаги. Он готов передать пост преемнице – личные вещи, по некоторым данным, уже неделю, как вывез из своей резиденции.

Вопрос ребром: почему ушел Джонсон? Причины – в пренебрежительном отношении к общественным институтам и неряшливом оформлении решений. Он запоздал с введением карантина, был обвинен в коррупции, проводил вечеринки в той самой резиденции на Даунинг-стрит во время жесткого локдауна. Финалом для Джонсона стал скандал с назначением его близкого соратника Криса Пинчера на высокую должность в правящей Консервативной партии. После вечеринки в фешенебельном отеле "Карлтон" Пинчера обвинили в домогательстве двое коллег (мужчины), вскрылось, что тот уже фигурировал в подобных расследованиях – и об этом, разумеется, Джонсон не мог не знать. "В преждевременном и позорном конце своего премьерства господин Джонсон может винить себя и только себя, – пишет британская газета The Times. – Была надежда, что Джонсон, окружив себя сильными советниками и заново открыв в себе либерально-консервативные инстинкты, которые сделали его успешным мэром Лондона, сможет сшить разделенную страну. Но в реальности господин Джонсон не оправдал этих ожиданий. Вместо этого он выбрал себе посредственный кабинет, набирая в него по принципу лояльности, а не компетентности. И к тому времени, когда его выгнали, он набирал уже четвертую команду советников".

Дискуссия о том, кому достанется пост премьера, была непростой. Из "шорт-листа" кандидатов к августу определились два.

  1.  Риши Сунак, главный секретарь, ныне канцлер казны государства, сильные стороны которого – системность и комплексный подход. Он работал во время пандемии коронавируса, когда правительство истратило десятки миллиардов фунтов на помощь предприятиям и работникам, у него – безупречная репутация в политикуме и (особенно) в собственной партии. Плюсов добавила отставка в начале июля, в разгар скандала вокруг правительства Джонсона.
  2.  Лиз Трасс занимала шесть министерских постов при трех премьер-министрах, включая 11 месяцев в должности министра иностранных дел. Политические взгляды Лиз Трасс претерпели эволюцию: ее путь начался с призывов “Долой монархию!”, а сейчас она – убежденная поклонница жесткой линии Brexit. Более того, пыталась стать "железной леди" наподобие Маргарет Тэтчер. Социология благосклонна к Трасс – теперь ей придется сразиться с большими вызовами.

Главные обещания: "волчий свист" и газ

От своего предшественника Трасс получила тяжелое наследие: экономический и энергетический кризисы, конфликт внутри партии власти, участие в одной из наиболее тяжелых войн на континенте за последние 30 лет, ускорившуюся инфляцию и кризис стоимости жизни, а также сложности "развода" с ЕС, что потенциально может привести к торговым войнам.

Главный вызов – падение уровня жизни на волне инфляции. Это не пустые слова. С октября цены на электричество для британцев повысятся на 80% единомоментно, что неминуемо вызовет протесты. Как пишет издание Daily Mail, годичный счет для домохозяйств будет равняться 3549 фунтам (4114 евро) в год. "Думаете, сейчас плохо? Новый прогноз конца света предсказывает, что предел цен на энергоносители достигнет 7263 фунтов стерлингов следующей весной, после того как регулятор поднял его с октября. Как предупреждает Мартин Льюис (член общества защиты прав потребителей), некоторые домохозяйства будут платить 10 тыс. фунтов в год", – пишет Daily Mail.

В колонке для этого же издания Трасс отмечает: в рекордных платежках следует винить Владимира Путина, который "использует газ как оружие, в том числе и против Британии". Выход премьер видит в наращивании собственной добычи. Сделать это можно, одобрив выдачу лицензий на бурение в Северном море. "Это может стать одним из первых решений Трасс на посту. Она может выдать не менее 130 подобных лицензий, на бурение и изучение месторождений", – писала недавно газета The Times. Второй момент: Британия может отменить нынешний запрет на добычу сланцевого газа путем гидроразрыва газонесущих пластов. Табу было введено предшественником Борисом Джонсоном. "Британия должна прекратить зависимость от иностранного импорта в течение десяти лет", – означила новый премьер свой приоритет.

Второй вызов – безопасность. Трасс обещает к концу десятилетия увеличить расходы на оборону до 3% ВВП. А в ходе встречи с членами партии в Бирмингеме Трасс ответила на вопрос о применении ядерного оружия, если встанет такая необходимость. "Думаю, это – важная обязанность премьер-министра. Я готова сделать это", – отметила она.

Вероятно, будут переверстаны системы социального обеспечения и налогообложения. Трасс обещала уменьшить налоги, "поскольку не верит в действенность формулы “брать деньги в виде налогов и возвращать их в виде льгот”. Первыми, вероятно, под сокращение попадут налоги, введенные ее же соперником Риши Сунаком: на здравоохранение и корпоративный налог. Также будет проведена ревизия расходов государства, созданы "инвестиционные зоны" с упрощенными правилами и требованиями к компаниям.

Разумеется, в обещаниях не обошлось без популизма. Трасс обещает обложить дополнительным налогом и ограничить продажу "нездоровых" продуктов (с большим содержанием сахара, соли или жиров). А также запретить "кэтколлинг" и "волчий свист". Это форма публичного вербального притязания к женщине, получившего название благодаря распространенному обращению ("кис-кис") и посвистыванию. "За последние два года нация была шокирована рядом резонансных убийств женщин, причем многие из преступлений произошли здесь, в Лондоне – все политические лидеры, в том числе мы в Вестминстере, и мэр Лондона, обязаны сделать больше", – обратилась тогда Трасс к коллегам.

Чего ждать Украине, Германии, США

Во внешней политике главные обещания Трасс касаются поддержки Украины. Кроме финпомощи (1 млрд фунтов) и современных вооружений, она обещает, что санкции с РФ не будут сняты до момента выхода войск РФ из страны. "Украинская" тема вообще свойственна для Трасс: в начале войны, отвечая на вопрос BBC, она "абсолютно" одобрила идею об отправке британских военных на войну. Идею решительно отвергло оборонное ведомство Королевства. Еще один казус приключился на февральской встрече за закрытыми дверями с участием российского главы МИД Сергея Лаврова. Трасс запуталась в географии – относятся ли Ростов и Воронеж России или Украине, чем дала повод Лаврову съязвить: мол, Трасс является "ярким примером того, как Запад не понимает основ географии конфликта". Лондон уточнил: глава МИД не расслышала Лаврова. Свой первый зарубежный звонок (и, вероятно, визит) в случае победы Трасс обещает сделать именно в Киев.

А вот для Брюсселя Трасс стала раздражителем. Начать с того, что именно она – инициатор правок в ключевую часть соглашения после Brexit, в котором шла речь о Северной Ирландии (Лондон изменил таможенные правила, введя режим упрощенных проверок, чем вызвал шквал критики). "В Евросоюзе Лиз Трасс считают агитатором, антиевропейским оппортунистом, который может еще ухудшить неровные взаимоотношения между Британией и блоком из 27 стран", – пишет Washington Post. Еще один живой пример – взаимоотношения с Францией, одним из наибольших торговых партнеров Британии. Отвечая на вопрос о том, является ли президент Эмманюэль Макрон "другом или врагом", Трасс недипломатично отшутилась: "Присяжные еще не определились". Что дало повод Макрону ответить жестче: "Если французы и британцы не в состоянии сказать, друзья мы или враги – этот термин же не является нейтральным – у нас будут проблемы".

Примечательно, что в США к новому премьеру отношение двойственное. Конечно, она заявила о заключении торгового соглашения с Вашингтоном. Но администрация Джо Байдена пока не спешит с переговорами. "Белый дом также настороженно относится к ее действиям относительно Северной Ирландии", – уточняет Washington Post. А издание Financial Times со ссылкой на источники в Вашингтоне пишет, что Трасс раздражает администрацию США своей агрессивностью, прямолинейностью и "черно-белым мышлением".

В плане международной безопасности премьерство Лиз Трасс может нести еще один вызов – по линии "Британия – Китай". The Times сообщает, что в планах нового премьера – принятие нового комплексного документа по вопросам безопасности, обороны и внешней политики. В нем Россию называют "наиболее острой прямой угрозой Британии", а Китай – "самым значимым геополитическим фактором в современном мире с большими последствиями для британских ценностей и интересов". То есть КНР также будет записана в "угрозы".

Премьерство Трасс несет вызовы и британо-германским отношениям. Еще до начала войны в Украине будущий премьер критиковала Берлин за сотрудничество с Москвой в вопросе энергоносителей, призывая отказаться от использования "Северного потока – 2" и в целом снизить зависимость от газа из РФ. Расходятся взгляды Берлина и Лондона и на еще один "живой" вопрос – визы для граждан РФ. Пока Лондон не остановил их выдачу, но существенно задерживает этапы иммиграционного процесса, и в перспективе это может вылиться в запрет (об ужесточении говорил министр обороны страны Бен Уоллес). А канцлер ФРГ, напомним, относится к идее тотального запрета скептически, называя войну в Украине "войной Путина".

Интересные факты о Лиз Трасс:

– не ходит в церковь;

– ведет Instagram без помощников;

– голосовала за легализацию однополых браков (такой вот консерватизм);

– окончила Оксфорд по специальности "философия, политика, экономика";

– в юности выступала за легализацию марихуаны;

– в зрелости изменяет мнение на противоположное (при премьере Дэвиде Кэмероне выступала резко против Brexit, но при Терезе Мэй – поддержала).