Поиск по дате:

02 Июля
июля 2020
ПВСЧПСВ
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статьи

27 января – Международный день памяти жертв Холокоста, который был утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в 2005 году. Дата выбрана не случайно – именно в этот день советские солдаты освободили крупнейший нацистский концлагерь Освенцим (Аушвиц-Биркенау) в Польше. В этот день во всем мире чтут память евреев, погибших от рук нацистов. Всего на протяжении 1933-1945 годов так называемое «решение еврейского вопроса» погубило шесть миллионов человек.

Конечно, Холокост не смог обойти стороной Одессу, где к моменту начала оккупации проживали от 80 до 90 тыс. евреев. Только 17—25 октября 1941 года было расстреляно или сожжено заживо 25–34 тыс. одесситов. Всего во время оккупации между Днестром и Южным Бугом убито около 100 тыс. евреев.

В этот году различные мероприятия в Одессе, посвященные тем страшным дням, проходят на протяжении нескольких дней. Мы решили дать слово очевидцам тех событий, которые чудом смогли выжить и сохранить для потомков память о Холокосте.

Михаил Заславский, бывший узник гетто

Трудно передать, уже прошло 75 лет, время делает свое, но этого забыть нельзя. Было слышно крики командные, подъехала машина, облили склад, в котором я находился и подожгли… Когда немножко прогорела крыша, образовалось отверстие и все рынулись туда. Естественно, я был молодой парень 16 лет, мне удалось через эту прогоревшую часть вырваться. Сразу начали на вышках работать пулеметы… слышал крики раненых, слышал падения тел, но все это так сумбурно, что все сразу трудно передать. Когда я оглянулся, я увидел, что остальные склады уже пылают и ветер, огонь бушевал — это сгорали живые люди… Так немецкие изверги претворяли в жизнь свое решение об окончательном решении еврейского вопроса. То есть, об уничтожении всего еврейства.  

Наталья, одесситка

Когда румыны вошли в Одессу, всех евреев заставили собраться и повыдавали в школе на Молдаванке. Но тогда никто не был проинформирован, что будут делать с евреями, было все в тайне… Мой отец, ему всего 30 лет было, решил что заставят работать на оккупантов… И пошел… говорит, раз так, буду работать…И не знал, что через два дня их поведут на эти склады и всех уничтожат. Маме пришлось со мной прятаться, так как я маленькая от отца-еврея,  могли выдать и меня. Мы почти всю войну просидели в подвале.

Из книги «Как я пережил Холокост в Одессе» Иосифа Вергилиса

Одесса была оккупирована немецко-румынскими войсками в ночь с 16-го на 17-е октября 1941 года. Эта была ужасная ночь. В два соседних оставшихся здания попали бомбы, и они горели. Наш дом был в середине этого пылающего пожара. Было очень страшно находиться в этом пожаре, и мы хотели убежать из дома, но нам сказали соседи, что румынские войска уже вошли в город и расстреливают всех, кто находится на улице. Мы слышали шум военных машин и мотоциклов, и очень много выстрелов…

… На рассвете все жильцы нашего дома решили выйти на улицу. Сначала мы собрались в сквере возле Оперного театра. Потом кто-то сказал, что театр заминирован, и мы перешли на другую сторону улицы. Когда полностью рассвело, мы увидели массу трупов вокруг. Эти люди были убиты вошедшими в Одессу румынскими солдатами. Мы были рады, что находились дома этой ночью и остались живыми.

Сразу же после оккупации Одессы мы начали чувствовать на себе преследование нас как евреев со стороны соседей и властей. Буквально на следующий день после оккупации наш сосед, болгарин, стал угрожать нам, с требованием освободить квартиру. Его семья всегда завидовала нам, что мы имели квартиру лучшую, чем они. Его жена сначала была замужем за итальянцем, который был депортирован во время Итало-Абиссинской войны, и потом вышла замуж за этого болгарина. Он грозился, что убьет нас, детей, если родители не освободят свою квартиру. Мы вынуждены были переехать в одну из пустующих квартир в нашем доме на третьем этаже. В этой квартире, в которой раньше жила эвакуированная еврейская семья, после многочисленных бомбардировок совершено не было стекол. Родителям пришлось вставить в окна фанеру. Потом дочь этих соседей, Альбина, которая была моей ровесницей и с которой мы были очень дружны, стала кричать мне «Ж*д». Когда я спросил маму, что это значит, она просто сказала больше не играть с этой девочкой. Так мгновенно после оккупации мы стали с Альбиной врагами. Потом мы слышали, как все вокруг нас стали называть ж*дами…

… Людей хватали прямо на улицах и некоторых тут же вешали на столбах и деревьях для устрашения населения. Румынские солдаты врывались в квартиры якобы в поисках коммунистов и евреев и избивали прикладами находящихся там людей независимо от возраста. Молодых женщин группами насиловали на месте на глазах, окаменевших от ужаса, членов семьи, и грабили всё что им приглянулось, в основном драгоценности, часы, золото и деньги. Потом всех выгоняли на улицу и гнали на регистрацию в больницу на Херсонской улице или в школу на Комсомольской. Мы попали в школу, где в переполненных комнатах находились люди по несколько дней без пищи и воды. За любой протест расстреливали на месте. После формальной долгожданной регистрации всех евреев гнали в местную тюрьму, где власти решили создать еврейское гетто…

… Оккупанты, стремясь уничтожить как можно больше евреев, решили также уничтожить 9 бывших артиллерийских складов на Люстдорфской дороге, куда были согнаны около 30 тысяч евреев. Они проделали отверстия в стенах, установили в них пулемёты и расстреливали находящихся там людей при закрытых дверях. Склад, где находились мужчины, обстреливался даже из артиллерийского орудия. Тех, кому удалось выбраться наружу через окна и отверстия в крыше, расстреливали или забрасывали гранатами. Потом все склады были облиты газолином, который качали насосами из привезенных бочек, и подожжены. Склады горели потом ещё несколько дней. Это кульминационное массовое уничтожение евреев произошло 24-го и 25-го октября по приказу и под наблюдением румынских полковников Н. Делеану и Д. Николеску. Немецкие солдаты также принимали активное участие в этом жесточайшем уничтожении евреев.

Давид Айзенштейн  

Я это помню, это очень странно для меня самого, я это помню, как будто это случилось вчера. 21 октября взорвали телефонную станцию, это круглый дом на Греческой площади. И на Дзержинского, там, где клуб Дзержинского когда-то был возле парка. И после этого в Одессе начался террор. Террор заключался в чем? Что хватали людей прямо на улицах, не просто людей, а в основном еврейской национальности, врывались во дворы и выволакивали всех. На Проспекте Мира, Проспект Мира когда-то назывался, на каждом дереве висело по 3-4 человека. Вы это видели? Я сам лично видел, на третий день, я, как дети, я сам лично видел...

Автор: Александр Разнатовский

Последние комментарии

Оцените статью:
  1. Опубликовать комментарий как Гость.

Оставить комментарий:

Оцените статью:
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария