Поиск по дате:

04 Марта
марта 2024
ПВСЧПСВ
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости

Россияне хотят перехватить инициативу на фронте. Чтобы заставить Силы обороны перейти к обороне и одержать новые "победы" для предвыборной кампании Путина, оккупанты активизировались по всему Востоку. Что происходит на поле боя и чего ждать дальше – в материале журналистки РБК-Украина Ульяны Безпалько.

При подготовке материала использовались публикации The Economist, телеграмм-каналы военных обозревателей, общение с украинскими представителями разведки на условиях анонимности, а также эксклюзивные комментарии украинских военных экспертов.

Россия на протяжении последних недель повышает интенсивность наступательных действий и атак по всей линии фронта. Несмотря на колоссальные потери, Москва стремится возобновить инициативу в театре боевых действий.

За считанные месяцы до президентских выборов Кремлю не нужен протестный фон из-за мобилизации и усталости населения от войны, которая не приносит им никаких достижений. Поэтому российские генералы прилагают все имеющиеся силы, фантазию и ресурсы, чтобы Путин во время кампании мог отчитаться: "сотни тысяч россиян пали не зря".

У этой идеи есть еще и другая сторона. Москва хочет показать Западу, что несмотря на приток зарубежного оружия, наше наступление угасло, а Россия все равно берет верх. Это, по логике Кремля, подтолкнет американских и европейских политиков отказаться от военно-технической поддержки Украины и усилит голоса так называемых "миротворцев". Поэтому, похоже, "план А" Москвы на ближайшие месяцы – захват дополнительных территорий без потери уже оккупированных. "План-Б" – через активизацию по всему фронту вынудить наши войска перейти к обороне, отказавшись при этом от каких-либо наступательных кампаний.

Однако из-за того, что украинская армия продолжает давление на отдельных участках, враг встает перед дилеммой. Свободных военных формирований у него нет, что-то большее, чем скрытую мобилизацию, он пока провести не может. Поэтому командование оккупантов сейчас может лишь перебрасывать по фронту имеющиеся подразделения, жертвуя при этом обороной на других направлениях.

Восток

Едва ли не самый сложный на сегодняшний день участок фронта – район Авдеевки. Этот город находился возле линии разграничения с ОРДЛО еще с 2014 года. Примерно месяц назад враг активизировал наступления на флангах Авдеевки. Это самая крупная по своему масштабу операция россиян после захвата Бахмута полгода назад. Тактика регулярной российской армии здесь тоже очень похожа на то, как действовали "вагнеровцы".

На Севере оккупанты пытаются двигаться из Красногоровки в разных направлениях. Недавно российские провоенные паблики писали, что врагу якобы удалось занять Авдеевский коксохимический завод, однако эта информация не соответствует действительности. Атаки противника продолжаются на подступах к АКХЗ, он находится на северо-западной окраине Авдеевки, недалеко от Каменки и Степного, рядом с которыми тоже ведутся бои.

В отличие от Каменки, которую россияне захватили еще в начале этого года, оккупационные войска все еще пытаются зайти в Степное. По сути начинаются бои уже за сам поселок. Его потеря может усугубить положение наших войск в районе Авдеевки. На южном фланге происходят столкновения у Водяного в направлении Первомайского, Северного и Невельского.

"Второй Бахмут" для Путина и маневры ВСУ на Днепре. Что изменилось на фронте к концу осениУкраинские военные продолжают оборонную операцию в районе Авдеевки, враг создает угрозу оцепления (фото: Министерство обороны Украины, Facebook)

Спикер ОСУВ "Таврия" полковник Александр Штупун рассказал, что, кроме штурмов, оккупанты обстреливают наши подразделения КАБами из Су-35. На Авдеевском направлении россияне сбрасывают около 30 бомб в сутки. Их цель – замкнуть в тиски наши подразделения, обороняющиеся в Авдеевке, перерезав им пути как для обеспечения, так и для отступления. Сейчас расстояние от северных и южных позиций оккупантов составляет около 7 километров.

"Ситуация на этом участке очень динамична. Противник сосредоточил там до 40 тысяч личного состава и пытается трансформировать их в некие территориальные достижения, совершенно не считаясь с потерями. Еще одна из ключевых точек, куда враг прилагает невероятные усилия, чтобы переломить ситуацию – это район Марьинки. В некоторые дни треть вражеских боеприкосновений приходится именно на Марьинское направление", – говорит экс-начальник пресс-службы Генерального штаба, полковник запаса ВСУ Владислав Селезнев.

Перспективы удержания Авдеевки остаются неизвестными. Сейчас россияне давят на этом участке не только по политическим, но и по достаточно практическим мотивам. Одна из их задач – оттеснить наши войска и артиллерию подальше от Донецка, чтобы создать вокруг него так называемую буферную зону. Как и Авдеевку, агрессор безуспешно пытается взять Марьинку уже более 20 месяцев. Сейчас бои идут в пределах полностью разрушенного города. Наши Силы обороны держат контроль над западной частью Марьинки.

"Других вариантов, где можно наступать, у врага, по большому счету, нет. Им нужно что-то показать на фронте. И потому Авдеевку и Марьинку противник выбрал как определенные символические участки. К тому же это самые близкие города, которые они, по их мнению, могут захватить", – объяснил Штупун.

За месяц активных боев оккупанты, по очень приблизительным оценкам, потеряли в районе Авдеевки свыше 10 тысяч личного состава. Более того, только за первые несколько дней своего наступления россияне лишились на этом направлении больше техники, чем украинские подразделения за весь первый месяц своей операции на Юге. Однако Москва не просто не оставляет попыток оцепить Авдеевку, но и активизирует боевые действия на других участках фронта.

На этой неделе противник также вел штурмовые действия на Шахтерском направлении. По словам Штупуна, враг попытался наступать механизированной колонной в сторону Угледара, однако, понеся потери, отошел назад: россияне лишились более десятка единиц военной техники.

Еще один участок фронта, где агрессор активизировал боевые действия этой осенью – это Купянское и Лиманское направления. Очевидно, что с начала планирования этой операции именно Лиманское направление должно было быть основным, тогда как Купянское – вспомогательным, но впоследствии приоритеты изменились. На Лиманском направлении бои идут в Серебрянском лесничестве. Сейчас на его территории выжжена земля, поэтому "лесничеством" его можно назвать очень условно.

В то же время на Купянском направлении продолжаются боеприкосновения у Лимана Первого, Синьковки, Первомайского и Орлянки. Цель врага – выровнять линию фронта по реке Оскол или по крайней мере занять восточную часть города Купянск – важного железнодорожного узла. По мнению Селезнева, на этом участке фронта инициатива пока сохраняется за россиянами.

"Противник на этом направлении наносит авиационные удары с помощью штурмовой, бомбардировочной авиации, вертолетов, использует дроны-камикадзе и артиллерию. Однако с начала активизации россиян на Купянском и Лиманском направлениях врагу не удалось захватить ни одного населенного пункта", – рассказал начальник службы связей с общественностью командования Сухопутных войск ВСУ Владимир Фитьо.

"Второй Бахмут" для Путина и маневры ВСУ на Днепре. Что изменилось на фронте к концу осениНа Купянском направлении враг стремится вытеснить наши войска за реку Оскол и взять часть Купянска (фото: GettyImages)

За последние дни оккупанты имели определенные успехи на северном фланге Бахмута, в районе Ягодного - Берховки. Там россияне пробиваются к Часовому Яру, который находится на господствующей высоте. Взяв этот город, противник значительно упростит свое дальнейшее движение на Константиновку, Краматорск и Славянск. На юге от Бахмута враг прилагает усилия, чтобы сдержать наше движение в районе Клещиевки и Андреевки.

"Враг пытается на этом участке фронта перехватить инициативу и контратакует украинских защитников, чтобы восстановить утраченные позиции", – добавил Фитьо.

Юг

Примерно с лета в информационном пространстве стали появляться сообщения о том, что украинские военные были замечены на левом берегу Херсонской области. Российские провоенные паблики тоже признавали, что нашим Силам обороны удалось закрепиться на нескольких плацдармах по ту сторону Днепра, которая контролируется врагом. Несмотря на отсутствие комментариев от украинских официальных спикеров, эта информация постепенно стала обрастать все новыми и подтверждениями. Имеющиеся факты в сумме указывают на то, что эта операция не из категории рейда, а несколько масштабнее.

Из открытых источников можно предположить, что на сегодняшний день украинские военные удерживают по меньшей мере два плацдарма на левом берегу Херсонщины – в районе Антоновского автомобильного и железнодорожного моста, а также рядом с населенным пунктом Крынки. Наконец наличие "плацдарма" на левобережье на днях подтвердил и глава Офиса президента Андрей Ермак.

На этом фоне, 13 ноября прокремлевские СМИ со ссылкой на минобороны написало о якобы решении перегруппировать оккупационные войска на левобережье Херсонщины. В министерстве Шойгу спешно выпустили опровержение, назвав появление такой информации провокацией. Что случилось на самом деле – неизвестно. Возможно, кто-то из аппарата российского минобороны ошибочно разослал медийщикам заготовленный "на всякий случай" релиз. Однако этот "случай" в Херсонской области пока не прослеживается.
Сейчас оккупанты стягивают силы к побережью Днепра, чтобы ликвидировать украинские плацдармы.

Российские "военкоры" пишут, что на левом берегу может находиться от 300 до 500 украинских морпехов, которые располагают в том числе и бронетехникой. По оценкам Селезнева и другого военного обозревателя Константина Машовца, украинским бойцам противостоит вражеская группировка "Днепр" (оперирует в частях Херсонской и Запорожской областей), которая насчитывает около 65 тысяч личного состава. И даже имея кратное преимущество и в силах, и в средствах, россияне уже несколько недель не могут вытеснить украинские войска с занятых позиций. По словам Селезнева, сейчас бои ведутся в районе села Крынки, а также Подстепного и Песчановки.

Дело в том, что побережье Днепра – самый отдаленный участок на карте российского логистического маршрута. Запорожский коллаборант Владимир Рогов признал, что ВСУ уже удалось на отдельных участках перерезать пути обеспечения оккупационной группировки в Херсонской области. Это подтверждают и украинские обозреватели. Вероятно, речь идет о дороге, пролегающей вдоль Днепра от Олешек до Крынок. Следовательно, противнику нужно использовать другие пути логистического обеспечения, а это увеличивает время и плечо подвоза поставок для сил РФ.

Одно из событий, указывающее на обеспокоенность Москвы состоянием дел на Херсонщине – это то, что в конце октября руководить группировкой "Днепр" взялся командующий воздушно-десантными войсками РФ Михаил Теплинский, уже ранее участвовавший в боевых действиях на противоположной стороне Днепра.

Спрогнозировать дальнейшие успехи украинских сил на этом участке крайне сложно, поскольку у нас тоже нет там стабильной логистики. По словам Селезнева, расстояние между берегами Днепра в этой части составляет тысячу метров. Мостовые переходы и Каховская ГЭС были разрушены врагом, а понтонных переправ у наших войск пока нет. Это усложняет расширение нашего плацдарма на левобережье.

"Пока идут бои в непосредственной близости к Днепру ситуация более-менее контролируемая. Наша артиллерия с правого берега осуществляет артиллерийскую поддержку наших морпехов на левом берегу. Частично они находятся и под зонтиком нашей ПВО, которая находится на правом берегу. Однако если они двинутся дальше — они будут все больше выходить из этой зоны прикрытия", – объяснил собеседник.

Вряд ли нынешняя цель украинских войск – через Днепр двигаться в Крым. Самыми реалистичными и достижимыми выглядят три задачи. Первая – оттеснить российские войска как можно дальше от Днепра, чтобы снизить интенсивность обстрелов Херсона. Второе – перерезать другую дорогу, идущую из Олешков в сторону Новой Каховки (Т2206 или М-14). Если усложнить российскую логистику возле Днепра, это может заставить окупантов по меньшей мере отвести войска из Кинбурнской косы, а это в свою очередь может разблокировать часть украинских портов.

Третья задача – сковать оккупационную группировку в Херсонской области, ведь раньше оттуда противник уже забирал подразделения для усиления других направлений. В частности, в зону нашей наступательной операции в Запорожской области.

"Очевидно, что противник довольно нервно воспринимает наши действия. Недавно в район Токмака россияне перебросили четыре десантно-штурмовые дивизии. Сейчас подразделения одной из них – 7-й – оккупанты направили на Херсонщину. Наверное, противник понимает, что нужно усиливать группировку своих войск подразделениями, способными оперативно перемещаться на определенные рубежи, чтобы активнее противодействовать украинскому наступлению", – говорит Селезнев.

"Второй Бахмут" для Путина и маневры ВСУ на Днепре. Что изменилось на фронте к концу осениСилы обороны продолжают наступление на Юге (фото: GettyImages)

На Токмакском или Мелитопольском направлении снова оживились боевые действия. Украинские подразделения сохраняют инициативу и продолжают атаки непосредственно на линии оборонно-защитных сооружений Суровикина. Однако наше движение происходит очень медленно из-за отсутствия преимущества в воздухе, а также мощной сети фортификационных сооружений и минных полей, возведенных врагом.

За последние дни наши военные имели ограниченный успех западнее Роботиного и Вербового. Прогресс украинского наступления, на который возлагалось много надежд, на пятый месяц измеряется тысячами метров, а не десятками километров. Однако, по словам Штупуна, операция украинских войск на Мелитопольском направлении продолжается. Поэтому подводить какие-то итоги или ставить точку все еще преждевременно.

Чего мы можем добиться в ближайшей перспективе? Ожидать до конца этого года значительных прорывов на фронте не стоит – причем ни с нашей стороны, ни со стороны агрессора. И Украина, и Россия дошли до точки шаткого паритета, когда с имеющимися силами, средствами и подготовкой слишком сложно существенно сдвинуть линию фронта.

К тому же зимой боевые действия, вероятнее всего, замедлятся, однако активизируется другая кампания – по нанесению ударов. Противник с наступлением холодов будет пытаться уничтожать нашу энергосистему, а украинские Силы обороны – военную логистику и обеспечение россиян.

Следующий важный этап – весенне-летняя кампания, результаты которой будут зависеть прежде всего от объемов помощи с Запада. Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный в своей колонке на The Economist отметил, что новая фаза войны потребует новых технологий, еще больше дронов, РЭБов, артиллерии, современной авиации и систем для разминирования. Если союзники смогут хотя бы отчасти удовлетворить эти запросы, Украина будет способна победить даже в затяжной войне, но очень большой ценой.

Второй фактор, который будет влиять на весенне-летний период – это проведение или непроведение масштабной мобилизации в России. По последним оценкам, на территории Украины воюет более 420 тысяч окупантов, сказал изданию представитель ГУР Андрей Юсов. По его словам, на протяжении последних месяцев эта численность остается более-менее неизменной. То есть скрытая мобилизация в России позволяет восполнять потери на фронте, но не наращивать контингент. После президентских выборов у Путина больше не будет никаких препятствий для объявления следующей волны мобилизации сотен тысяч российских мужчин.

Другой определяющий этап в военной кампании 2024 – выборы в США осенью. Американская политика в случае победы Байдена выглядит более прогнозируемо. Однако приход к власти Трампа, на что сейчас, очевидно, делает ставку Путин, действительно привнесет много неизвестных. То, с какими результатами украинские Силы обороны войдут в американскую предвыборную кампанию, в значительной степени будет определять дальнейшую позицию Белого дома и будущее войны, кто бы ни сидел в Овальном кабинете.