Поиск по дате:

06 Июля
июля 2022
ПВСЧПСВ
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости

В условиях войны, кроме физической угрозы здоровью, возникает и психологическая: усталость, чувство беспомощности, эмоциональное истощение и тому подобное. В этой ситуации люди часто склонны закрывать глаза на собственное внутреннее состояние.

С какими психологическими травмами сталкиваются украинцы во время войны и как с ними бороться - в материале РБК-Украина.

Однако психологические проблемы со временем влияют и на общее самочувствие. Поэтому важно прислушиваться к себе и обращать внимание на "тревожные звоночки", чтобы вовремя распознать проблему и найти способы, как ее преодолеть, не позволив ей разрушить вашу жизнь.

"С каждым днем ​​количество людей, которые будут испытывать последствия для своего психического здоровья, будет расти. Даже тех, кто смог стойко перенести первые месяцы войны, ждет ментальное истощение, ведь привыкание к постоянному пребыванию в условиях войны также может оказать негативное влияние на психическое здоровье", – говорит министр здравоохранения Виктор Ляшко.

По предварительным прогнозам Минздрава на данном этапе войны, в психологической поддержке будет нуждаться около 15 млн украинцев, из них около 3-4 млн нужно будет назначать медикаментозное лечение.

ПТСР

Зона боевых действий. Прилетело туда, где дежурила Люба. Все остались живы, но несколько человек получили ранения. Девушка начала вывозить пострадавших с травмами головы, контузией. У одного обломок от снаряда зашел в плечо, у другого – случился сердечный приступ. Еще у одного парня начали отказывать ноги. Люба всех загрузила в авто и повезла в ближайший госпиталь.

Такое утро у военного медика на "нуле". Она не удивлена, на передовой бывает "всякое". По ее словам, это война и "по-другому никак". Впрочем, когда девушка возвращается в тыл, то в голову начинают приходить разные мысли.

"У меня не раз случаются флэшбеки, иногда не можешь разобрать, что реально, а что нет. У ребят не раз видела взгляд "на тысячу миль" после того, как они проходили ад. Взрывы, смерти тех, с кем делил все и кто был семьей здесь, на войне...", – рассказывает она.

Со сном, по словам девушки, вообще беда: спать невозможно, как бы ни была истощена. Потому что, закрывая глаза, она видит войну, кровь, стрельбу снова и снова.

"Но самое страшное – это потеря реальности. Кажется, что сходишь с ума", – уточняет Люба. Сегодня она на передовой, к психотерапевту сходить возможности нет.

Несмотря на то, что у девушки признаки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), диагноз, как и варианты лечения, должен определять только врач, объясняет РБК-Украина военный психолог Андрей Козинчук.

"ПТСР – это диагноз, его должен ставить психиатр или медицинский психотерапевт. Его очень любят приписывать всем воинам. Самая попсовая болячка. Думают, что у всех, кто был на войне, ПТСР. Но диагноз ставит исключительно врач", – отмечает он.

ПТСР, выгорание и синдром уцелевшего: как украинцы борются с травмами войныПТСР может проявляться со временем задолго после пережитого (иллюстративное фото: Getty Images)

Как отмечают в Министерстве здравоохранения, постравматический синдром имеет следующие признаки:

  • навязчивая попытка "переосмыслить" неприятные события, воспроизведение их в воображении (в частности, в сновидениях);
  • стремление избегать того, что напоминает о травме (например, места происшествия);
  • повышенные тревожность и эмоциональное возбуждение, постоянная настороженность, подозрительность;
  • гнев и раздражительность;
  • чувство вины, стыда или самообвинения;
  • злоупотребление алкоголем или наркотиками;
  • чувство недоверия и предательства, а также "несправедливости судьбы";
  • суицидальные мысли;
  • ощущение отчужденности;
  • физические боли.

По словам психолога, этот синдром может пройти сам, если форма легкая. Впрочем, лучше обратиться к специалисту, который поможет с лечением: медикаментозным или немедикаментозным. Так, как это сделала Оля, которая работает в правоохранительных органах.

Девушка не так давно переехала в Киев, но не успела нормально поработать, как началось полномасштабное вторжение России в Украину. И если в первые дни она взяла себя в руки и начала усиленно работать, то через месяц последствия начали выливаться в проблемы со сном и депрессию.

"Сейчас очень плохо сплю, кричу и плачу сквозь сон, бывает шум и писк в ушах. Да и почти каждый день плачу и срываюсь на людей", – рассказывает Оля.

Ей стало лучше, когда начала лечение, которое прописал врач. Сегодня она пьет соответствующие препараты, которые не сразу, но начали помогать. Поэтому Оля призывает обращаться к специалистам и не ждать, пока состояние ухудшится.

Кроме того, есть бесплатная специализированная психиатрическая помощь. Для ее получения необходимо обратиться к психиатру, который назначит необходимое лечение или – при необходимости – направит в учреждения, оказывающее стационарную психиатрическую помощь. Пациент может рассчитывать на нее даже не имея направления.

Эмоциональное выгорание

Несколько месяцев утро у Елены начиналось не с чашки кофе, а с запросов. Военные, пожилые люди, которые остались одни в квартире, детские дома, больницы – все нуждались в помощи волонтеров. Поэтому многозадачность и непрерывная коммуникация сопровождали девушку с первых дней полномасштабного вторжения.

"В какой-то момент я начала уставать, нервничать. Работа, которая мне доставляла удовольствие, уже казалась чем-то не тем. Я чувствовала большую ответственность за людей, за то, чтобы помочь тем, кто в этом нуждается. Но все же сломалась", – говорит Елена.

Чувство усталости и разочарования пришло в момент, когда ситуация с безопасностью в городе улучшилась. Волонтеры стали менее нужны, появилось больше свободного времени и в тот момент начало "накрывать". Девушка говорит, что исчезло желание вообще что-то делать. А много свободного времени превратилось в мысли о ненужности и вопрос: зачем я это делаю.

ПТСР, выгорание и синдром уцелевшего: как украинцы борются с травмами войныВолонтеры несут не только огромную физическую нагрузку, но и эмоциональную (иллюстративное фото: УНИАН)

"Поддержала команда. Если бы не они, было бы в разы тяжелее вернуться в свой ритм. Они напомнили мне, зачем мы начали волонтерить. И это не для "спасибо", а для победы Украины. Я стала больше медитировать и балансировать с работой и волонтерством. Помогло, сейчас легче", – рассказывает она.

Волонтер Елена с первых дней вторжения выкладывалась "на полную". Но со временем ее организм истощился, она это игнорировала, в результате – физическая и моральная усталость переросла в эмоциональное выгорание.

"Выгорание – это когда ты постоянно работаешь только в одном направлении и не отдыхаешь. Это может получиться из того же синдрома выжившего – что "я не могу отдыхать, потому что ребята на "Азовстали" страдают", – объясняет Козинчук.

Он напоминает, что волонтерство – это добровольный процесс, принудить к нему невозможно, поэтому и оставить его абсолютно нормально.

В Минздраве рекомендуют волонтерам правильно организовать рабочий день, распределить задачи, нормализовать сон и уделять время себе. В противном случае возможно эмоциональное выгорание и тогда вообще не будет желания и возможности что-либо делать.

Синдром уцелевшего

На руках – младенец. Времени мало – с каждым днем ситуация в городе ухудшается. Из Киева в Винницу – в поисках "тишины", но российские ракеты летели во все города Украины. Виталия решила, что безопасность ребенка важнее всего, поэтому уехала в Италию.

"Я слышала взрывы. Я видела, как дрожали стекла окон от взрывной волны. В этот момент сердце приостановилось и я осознала – решение уехать было правильным. К тому же у меня начались фантомные сирены – звуки воздушной тревоги я слышала в своей голове даже тогда, когда их не было", – говорит она.

После переезда Виталия стала сильно нервничать: от постоянных ночных пробуждений и сидения в коридоре на неудобном стуле возле детской коляски, ее постоянно настигала усталость.

"И однажды я недосмотрела ребенка, он упал и травмировал голову. Тогда ближайшие три ночи мы провели в укрытии детской больницы под капельницами", – вспоминает собеседница.

Несмотря на то, что жизнь в итальянском городке была спокойной, девушка все время была в состоянии стресса и заразилась ковидом, а затем вирусом Коксаки. Вдобавок к этим болезням, постоянному стрессу и тяжелым переездам, она все равно чувствовала вину.

"Мне было стыдно делиться положительными моментами, которые время от времени происходили", – рассказывает Виталия.

ПТСР, выгорание и синдром уцелевшего: как украинцы борются с травмами войныСиндром уцелевшего отравляет жизнь даже тех, кто в относительной безопасности (иллюстративное фото: Getty Images)

Она вместе с дочерью прожила в Италии несколько месяцев, недавно только вернулась на родину. Но чувство вины никуда не исчезло.

Флэшбеки, раздражительность, чувство беспомощности, суицидальные мысли – это симптомы синдрома выжившего. Кроме того, у человека могут исчезнуть аппетит, нарушиться сон и появиться головные боли.

"Это может быть человек, который находится в безопасном месте, например в Берлине, но читает новости о том же Мариуполе. Это может быть военный, который потерял много своих. Как правило, эти люди ограничивают себя в любых эмоциях, они не позволяют себе радоваться, не позволяют себе горевать", – объясняет психолог Козинчук.

По его словам, люди с таким синдромом сдержанны, могут сидеть неделями и месяцами на одном и том же месте. Впрочем, правильным действием было бы обратиться к психотерапевту.

Ведь вина проходит после того, как человек осознает, что произошло, проводит рациональный анализ того, что можно было сделать, и поступил ли он правильно, а потом принимает решение: что делать дальше.

Психологи считают, что из этого состояния можно выйти только тогда, когда начнется процесс восстановления: пациент начнет ходить на работу, заниматься спортом и банально отдыхать.

***

Симптомы ПТСР, эмоционального выгорания и синдрома выжившего похожи, но диагнозы разные, как и методы их преодоления. Специалисты призывают не ждать и обращаться к врачам, которые точно знают, что делать в таких случаях. Ведь игнорирование этих проблем только ухудшит общее состояние и решать их со временем будет все сложнее.