100 влиятельных одесситов

Поиск по дате:

04 Декабря
декабря 2022
ПВСЧПСВ
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Новости

Посттравматический синдром — это очень серьезно, что подтверждают такие страны как Израиль, США, где не понаслышке знают, что такое война. В этих странах десятки, если не сотни организаций, общественных и государственных, работающих с ветеранами, которые возвращаются с войны. Но помощь нужна не только военным, но и их семьям.

Мнение эксперта Украинского института будущего, советника министра внутренних дел Украины Анны Мищенко опубликовало издание «Фокус».

Мы вынужденно находимся на пороге полной трансформации социальной структуры общества, а значит, и социальной политики государства в целом. Пока достоверно неизвестно, сколько именно жен, детей и других родственников наших военных нуждаются в новых комплексных решениях и программах помощи.

Неизвестно, сколько именно наших защитников получат физические повреждения, но точно известно, что психологические травмы получит каждый и это будет иметь долгосрочные последствия.

Посмотрев десятки героических видео наших ребят и хроники авиаударов с количеством погибших, я вспомнила, что в детстве у моих ближайших подруг были родители, вернувшиеся из Афганистана. Хорошо помню эти семьи, к которым обществу не было дела. Они получали льготы — на том все. Зато были агрессия, алкоголь, ПТСР, нереализованность и беспросветная глухота окружающих. Государство что-то делало, но создавалось ощущение, что все это только для того, чтобы откупиться, когда денежная компенсация становится единственной мерой по восстановлению справедливости в отсутствии каких-либо усилий по проведению радикальных институциональных реформ.

И именно для того чтобы наши защитники и их семьи никогда не оказались в том беспросветном глухом плену своих ощущений, я предлагаю уже сейчас посмотреть на очень большую уязвимую и травмированную категорию наших соотечественников — семьи военных, погибших, попавших в плен или пропавших без вести.

В нашем стране много общественных и государственных инициатив, направленных на решение вопросов граждан, которые стали жертвами этой войны, но я предлагаю более комплексный единый подход.

Что нужно сделать:

  • Первое — это создать единственный, достоверный канал информирования населения о правах граждан и "горячей линии" по поиску пленных, возвращению тел, формированию списков пропавших без вести.
  • Второе — процедуры широкого участия каждого члена семьи в формировании программ компенсации. Объединение профильных общественных организаций, разъяснительная работа по базовым процедурам поиска, получения документов, юридических и социальных услуг.
  • Третье — социальные услуги для отдельной категории, в том числе рынок труда как социальное предпринимательство. Сейчас многие представители бизнеса помогают военным, так почему бы им не поддержать их семьи, предоставив возможность работать и зарабатывать деньги.
  • Четвертое — это медицинская помощь (психологическая, реабилитационная, протезирование и т. д.).
  • Пятое — культурный и мемориальный аспекты программы (памятные даты, изменение названий значимых мест, специализированные мероприятия и культурный контент).
  • Шестое — это юридические и финансовые вопросы с простым и справедливым доступом для получения услуги.

Программа должна включать в себя меры как материальной, так и символической компенсации. Главное — они должны быть ориентированы на людей, а не на бюрократию. При правильном подходе нам удастся избежать слабого институционального потенциала, а наоборот, создать усиление и плацдарм справедливого доверия между государственными структурами и людьми. Мы должны действовать уже сейчас, не дожидаясь окончания войны, ведь бездействию нет оправдания!