Поиск по дате:

21 Июня
июня 2024
ПВСЧПСВ
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости

7 июня 2019 года следственный судья Киевского районного суда г. Одессы Федулеева Ю.О., по ходатайству старшего следователя СУ ГУНП в Одесской области Николайчука И.И., согласованного прокурором отдела прокуратуры Одесской области Притулой Е.С., вынесла определение о круглосуточном домашнем аресте с ношением электронного средства контроля сроком на два месяца.  За несколько часов до этого врачам вручили подозрения в ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей.

Адвокаты врачей заявляют о необъективном и предвзятом следствии и суде по избранию меры пресечения. 

Как указано в  ходатайствах следствия, основанием для предъявления подозрений и избрании мер пресечения всем врачам являются выводы судебно-медицинских экспертиз Харьковского ОБСМЭ.

Но, вопреки требованию законодательства, следствие не предоставило ни в суд, ни подозреваемым оригиналы  экспертиз, на которых основываются подозрения. В материалы подозрений следователь приобщил только вводные и заключительные их части, хотя в подозрениях ссылается на обстоятельства, которые как бы указаны на тех страницах экспертизы, которые следователь в суд не предоставил. Об этом стороной защиты неоднократно заявлялось в судебных заседаниях, однако не было принято во внимание судьями как районного, так и апелляционного суда. 

Но даже из этих нескольких листов, которые поданы следователем в суд, усматривается, что такие заключения экспертиз (если они вообще существуют) являются полностью необоснованными и не могут являться надлежащими и допустимыми доказательствами.

Во-первых, данные экспертизы проводилась не судебными экспертами, а обычными врачами,  что прямо противоречит требованиям Закона Украины «О судебной экспертизе»

Во-вторых, в экспертизах отсутствуют четкие выводы о наличии прямой причинной связи между действиями врачей и смертью пациента, а также о том, имело ли место нарушение порядка обследования, оперативного вмешательства и проведения лечения и какими нормативными документами эти требования предусмотрены. Пытаясь установить неправильность действий врачей, эксперты, ссылаются не на утвержденные МОЗ клинические протоколы, а на какие-то (не определенные в самих заключениях) «ведущие международные рекомендации». Но все известные международные рекомендации говорят  совсем о противоположном чем-то, что утверждает харьковская экспертиза. При этом, на момент оказания медицинской помощи в 2017 году врачи вообще не имели право на применения международных рекомендаций без их утверждения МОЗ в качестве клинических протоколов.

Почти в каждом выводе экспертизы, используются такие недопустимые для экспертных заключений фразы, как «вероятнее всего», «правильность назначений  сомнительно», «допускают что», «могло повлечь» и т.п.

Предвзятость следствия подтверждает так же тот факт, что следователь отказывается допросить свидетелей, которые могут опровергнуть предъявленное одному из врачей подозрение. 

Необходимость применения круглосуточного домашнего ареста следствие и суд обосновывало тем, что врачи могут изменить медицинскую документацию. Но вся медицинская документация была изъята еще в 2017-2018 годах!  А один из подозреваемых врачей уже давно не работает в этом медучреждении.

Но, несмотря на безосновательность подозрений и отсутствие каких-либо законных оснований  для какой-либо меры пресечения, следственный судья Федулеева Ю. О., все же применяет к врачам круглосуточный домашний арест и на следующий же день на своей страничке в социальной сети Фейсбук размещает статью под названием «ОПГ в белых халатах: в Одессе судят врачей «Инто-Саны», что прямо указывает на ее предвзятость.

И особенно удивляет, когда в полных текстах судебных решений о применении меры пресечения всем врачам судья Федулеева Ю.О. аргументировала необходимость применение круглосуточного домашнего ареста тем, чтобы прекратить преступные действия подозреваемых, тем самым уже фактически констатирует вину врачей не имея на то каких- либо доказательств и даже права на такое утверждение.

Но больше всего шокировало то, что судья Федулеева Ю.О. в мотивировочной части решении суда об избрании домашнего ареста одному из врачей доказывала  обоснованность подозрений совсем другому врачу. То есть, как следует из судебного решения, за то, что как бы сделал один врач, под домашним арестом должен находиться другой! 

Конечно, это не просто техническая ошибка, это прямое свидетельство того, что судья вообще не рассматривала эти дела, как того требует закон.  Судья просто, не разбираясь, под копирку, вписывала имена врачей в заранее подготовленные, как нам кажется, именно следствием шаблоны и просто не обратила внимания на то, что вписывает данные  врача в шаблон решения совсем другого врача. Но это же не просто текст, это решение суда, за которым стоит судьба конкретного человека! О каком объективном и надлежащем рассмотрении дела может идти речь с такими судьями?  Именно по этой причине слушание по апелляционной жалобе уже переносится почти целую неделю, так как судья Федулеева Ю.О. не может придумать, как же исправить и спрятать свое «справедливое» решение, и поэтому не передает материалы в апелляционный суд. 

Отдельно следует обратить внимание на то, что следствие на многократные запросы адвокатов об ознакомлении с материалами дела не отвечает и незаконно не предоставляет материалы, которыми обосновывает подозрения врачам, чем лишает их возможности защищаться и доказывать свою правоту!

Особенно циничным является то, что врачи находятся под домашним арестом уже две недели и за это время их даже ни разу не вызывали на допросы, что в очередной раз  подтверждает отсутствие какой-либо необходимости в их домашнем аресте, цель которого исключительно психологическое давление на врачей,  а не объективное расследование.

Таким образом, сторона защиты считает следствие  и следственного судью предвзятыми и необъективными.

Все вышеуказанные незаконные решения и действия следствия, прокуратуры, экспертов и следственного судьи  по данному производству уже являются предметом обжалования!

Адвокаты:  Костюк Ю.Д., Потапова Ж.Б., Дьяков В. А., Чернега В.М.